Завтрашний день наших сегодняшних детей

Оставлен Лизавета

Описание: 

Социализация детей с ограниченными возможностями здоровья – вопрос, который волнует родителей гораздо больше, чем общественность и специалистов. Как сложиться взрослая жизнь особенных людей? В статье представлена родительская концепция жизнеустройства и полезной дневной занятости людей с метальными нарушениями.

Человеку свойственно планировать будущее. Однако порой нам так сложно и больно взглянуть в лицо реальному будущему, что мы прячемся от него либо строим воздушные замки.

По себе помню, как с любовью выстраивала в воображении из ярких кубиков общих представлений домик взрослой жизни для своего сына: вот он каким-то чудом кончает школу, трудится в светлых мастерских, живет в радости в общинном доме с друзьями и добрыми наставниками, а вокруг – чистый лес, и река, и церковь на холме…

Мы с подругой, тоже матерью «особого» сына, вспоминали не так давно, как старательно обходили взглядом случайно встреченных на улице взрослых инвалидов: У НАС все будет по-другому! Но прошло несколько лет, наши дети выросли – а готового будущего для них пока так и нет. А им уже тесно в рамках семьи, они хотят быть занятыми полезным делом, быть нужными людям.

И нам теперь некуда прятаться. Мы понимаем, что живая жизнь не складывается из готовых кубиков, что финансирование – очень важный, но не основополагающий момент организации жизни наших детей.

Я говорю «МЫ», потому что на протяжении нескольких лет то, о чем мы говорим сегодня, обсуждалось и обсуждается мною устно и письменно с хорошо знакомыми и почти случайными родителями детей и взрослых, имеющих проблемы умственного развития.

Вместе и по отдельности мы учимся думать. Мы ищем смысл.

И сейчас перед нами, родителями взрослых детей, встали новые вопросы:

  • что главное в жизни взрослого человека?
  • каковы особенности взрослой жизни человека с умственными ограничениями?
  • чем должны быть заняты наши взрослые дети?
  • смогут ли все наши дети заработать на жизнь в своей стране?
  • достаточно ли им для жизни одного только полезного труда?
  • как сделать так, чтобы в процессе полезной занятости наши взрослые ребята не потеряли полученных ранее знаний и навыков, научились чему-то новому, были вовлечены в активные человеческие отношения?

Этим жизненно важным вопросам посвящена наша маленькая статья.

Оговорюсь, что размышления наши касаются тех людей с умственными проблемами, которые не найдут или пока не нашли себе применения на современном российском рынке труда.

Вы можете не согласиться с нами. Пусть наша статья будет просто поводом для раздумий.  

Итак, представим себе, что наши дети выросли.

По идее, взрослые люди должны работать и зарабатывать себе на жизнь, кормить семью и детей. Что же с нашими взрослеющими детьми?

Сложная интеллектуальная работа им не под силу, поэтому, скорее всего, речь пойдет о выполнении ремесленной работы или отдельных трудовых операций.

ОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК (не мыслитель, а рабочий или ремесленник) на работе выполняет производственное задание (норму). За работу он получает зарплату, на которую живет. При этом он сам планирует доходы и расходы.

По дороге на работу он заскакивает в магазин, по пути обратно, скажем, в кино или к друзьям. Или в другом порядке.

Он сам созванивается и списывается с нужными и близкими людьми, сам строит планы, подводит итоги, сам или с другими ищет выход из сложных ситуаций. Он сам закладывает в жизненную программу отдых, досуг и встречи.

Он интересуется какими-то вещами и процессами, читает книги, имеет увлечения.

Для поддержания физического здоровья или просто для удовольствия он делает зарядку и занимается спортом (фитнесом, как говорят теперь).

ВСЕ ЭТО он имеет право и возможность обсудить на протяжении рабочего дня – иногда прямо на рабочем месте, иногда в курилке или в обеденный перерыв в кафе. Оторвавшись на минутку от работы, он может взглянуть в окно и поболтать с сотрудником о погоде, о пробках на дороге, о проходящих мимо женщинах и мужчинах, а заодно – поругать правительство и похвалить родных или соседей, поделиться радостями и трудностями в воспитании детей.

Таким образом, на работе у человека проходит довольно большая часть жизни, здесь возникают симпатии и антипатии, здесь отрабатывается значительная часть социальных связей.

НАШИ ВЗРОСЛЫЕ ДЕТИ в большинстве случаев сами неспособны инициировать и выстраивать социальные связи. И если умные специалисты обеспечат им участие в ТРУДЕ, приучат подчиняться дисциплине и выполнять норму, а человеческие связи выстроить не помогут, у ребят останется на весь рабочий день ТОЛЬКО РАБОТА.

Не стоит забывать, что это немножко игрушечная работа, ибо один из основных побудительных мотивов – ЗАРАБАТЫВАНИЕ ДЕНЕГ НА ЖИЗНЬ – в нашем случае неактуален в силу своей невозможности (зарубежная статистика говорит о том, что даже в Швеции на общем рынке труда востребованы лишь немногие инвалиды). При этом все остальное: самостоятельное планирование, завязывание отношений, обсуждение жизни, интеллектуальное, культурное и физическое развитие, – становится возможным только при умной стимуляции со стороны специалистов и окружения.

Учитывая специфику российского рынка, можно предположить, что сама по себе работа при любых усилиях со стороны сопровождения все равно не даст людям с умственными нарушениями гарантированного куска хлеба.

При этом такие компоненты трудового процесса, как ОТНОШЕНИЯ и ОБЩЕНИЕ С ОКРУЖАЮЩИМИ, доступная ребятам ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ, ФИЗИЧЕСКОЕ и КУЛЬТУРНОЕ развитие, – им необходимо и вполне возможно на «рабочем месте» обеспечить. Просто делать это можно и нужно ВМЕСТЕ С НИМИ:

  • планировать и обсуждать день и его итоги, говорить о ПОЛЕЗНОСТИ производимых ими вещей; рассказывать или спрашивать, кому и зачем послужат эти вещи, принесут радость, помогут в жизни и т. п.;
  • обращать внимание ребят на настроение окружающих, побуждать к взаимопомощи;
  • вводить их в мир отношений с людьми, природы, истории, социальных связей;
  • устраивать несколько раз в день «производственную гимнастику».

Все это можно делать в течение «рабочего дня», но НЕ в форме УРОКОВ (ведь они ВЗРОСЛЫЕ!), конечно, а во время «перерывов» (например, каждые час-полтора). Ведь наши дети не вполне соизмеряют длительность временнЫх отрезков, поэтому «перерывы» могут занимать времени не менее чем чисто трудовые периоды.

Так можно выстроить «нормальный» «рабочий день», в котором будут все составляющие работы в хорошем коллективе: и труд, и личностное развитие, и отношения с людьми.

Подобная сопровождаемая работа не гарантирует ребятам заработка, но даст им (и сопровождающим, кстати) ОЩУЩЕНИЕ ЖИЗНИ от активного участия в ее процессах.

Кроме того, более сохранные ребята могут привлекаться в качестве волонтеров для сопровождения более слабых, несамостоятельных «трудящихся» на несложных участках траектории (типа «наставничества» в прежние времена).

При этом для тех людей с умственными нарушениями, кто в силу возраста или недостаточной произвольной мотивации к чисто производственной деятельности (уже или вообще, почти или совсем) не сможет работать, останется возможность участия в ПОМОГАЮЩИХ сопредельных процессах: протереть пол или стол, помыть чашку, сходить с сопровождающим в магазин, помочь накрыть на стол к чаю и т. п. 

Мне могут возразить, что достаточно и одной работы – остальное пусть ребята и родители «добирают» на других площадках. Но ведь все мы знаем, что и обычные люди на конвейере, на кассе в супермаркете или в офисе на строго регламентированной работе часто получают тяжелые нервные срывы: ритмичная работа без «человеческого компонента» пагубна для психики человека.

Если наши дети выучатся прикладному творчеству, такая работа, безусловно, в большей степени способна заполнить эмоциональный вакуум. Но и творческая работа вне постоянно расширяемого и углубляемого социально-развивающего контекста не сможет, боюсь, заменить нашим взрослым детям многогранных социальных взаимоотношений, присущих обычной работе в коллективе. 

Для любого ребенка главное – развитие и обучение.

Для каждого взрослого человека – вхождение в мир людей, отношения с людьми, разносторонняя востребованность.

Поэтому обязательной и самой значительной частью дневной занятости наших взрослеющих детей, на наш взгляд, должно стать выстраивание теплых человеческих отношений между сопровождающими и ребятами, а также внутри коллектива, и их пожизненное развитие. При таких условиях наши дети естественным образом будут востребованы, захотят помогать друг другу, научатся быть полезными для своего сообщества и окружающего мира. 

Родительскую Концепцию жизнеустройства и полезной дневной занятости людей с метальными нарушениями можно посмотреть здесь: http://dorogavmir.ru/my_obshestvo.html

Из песни слова не выкинешь

(вместо постскриптума) 

Вопрос об обеспечении полезной дневной занятости взрослых людей с ментальными проблемами наконец заинтересовал и московские органы соцзащиты. В Департаменте социальной защиты населения города Москвы с февраля этого года собирается рабочая группа, включающая руководящих работников и сотрудников департамента, директоров государственных ЦСО, а также представителей общественных организаций. Радует, что речь идет не о льготном финансировании отдельных проектов, а о системном решении вопроса дневной занятости наших детей в разных концах Москвы. Открытие первого бесплатного центра для взрослых людей с ментальными нарушениями и проблемами психического плана намечено на 2012 год. Он будет подразделением одного из ЦСО на юге нашего города.

Было бы интересно узнать, велика ли заинтересованность семей, в составе которых есть взрослеющие дети с синдромом Дауна, сделать эту тему предметом всероссийского обсуждения?