Да нет у него никакого синдрома!

Оставлен Лизавета

Описание: 

История мамы о рождении малыша с синдромом Дауна.

Первый скрининг. Вероятность ДС (Синдрома Дауна) - 1:150. То есть, меньше процента. Очень маленькая вероятность))

Помню, мне позвонила медсестра и сказала, что с анализами что-то не так и чтобы я подошла к врачу. Я все бросила, собрала детей и побежала. Оставила Игоря с коляской на улице и пошла узнавать. 1 к 150 на синдром Дауна. Но все равно начала плакать, позвонила Пашке.

Сижу я такая на детской площадке. Размазываю сопли, разговариваю с девульками, Игорек где-то бегает. А я закрылась черными очками, стараюсь не плакать, но не получается.

Страшно. Думаю, может, поэтому в 8 недель угроза была? Может, этому малышу и не очень-то хотелось тут быть, а я сохраняла. Может, не надо было? Может, надо было довериться природе и ничего не делать?

Сразу вспоминаю малыша, которого потеряла на 9 неделе беременности 4 года назад. До сих пор думаю о нем со слезами. Я ведь даже не узнала, мальчик это был или девочка. Снилась девочка. Настя. С умненькими глазками и хвостиками. Она потом говорила мне в моих снах: «не переживай, мама, все будет хорошо».

И вот оно, «все хорошо». Ладно, подумаю об этом завтра.

Вижу, ко мне идет Пашка. Уже доехал. Слезы начинают литься с новой силой. Подходит, обнимает. Со страхом жду, что скажет. Внутренне боюсь, что скажет страшное слово. Аборт. Я этого не переживу. Страшно.

Говорит: «ну и пусть даун, вырастим». Страшно, но уже не так. Я не одна, со мной моя команда). И он, и я читаем все, что можем найти в интернете. В основном это переживания травмированных родителей. Видно, что им до сих пор плохо. Мда…

И вдруг нахожу на украинском форуме фотографии Мамы Светы и ее дочки Веры. Такие светлые, такие чистые. Такие счастливые. И успокаиваюсь. Будь, что будет. Вероятность-то маленькая. Не буду переживать раньше времени.

Пишу Марине, психологу. Она отвечает: «Солнечный малыш? Они обучаемы. Сейчас есть методики. Все будет хорошо». И опять - я не одна, со мной моя команда).

На следующей неделе иду делать внеплановое УЗИ. Там все хорошо: носик по возрасту (при ДС нос маленький), с сердцем все нормально (При ДС вероятность порока около 40%), никаких других признаков не видно.

Фуф. Хорошо. Говорю на всякий случай животику: «Малыш, не переживай, мы тебя любим».

УЗИ в 30 недель. У врача подозрения на ДС. Смотрит на меня с тревогой, ждет слез. Говорю- будем надеяться, что все хорошо.

На роды приехали к моим родителям, в Дубну, чтобы было кому присмотреть за малышами. Предполагаемая дата родов - 10 ноября. Пошла вылавливать врача, с которым 9 лет назад рожала Игоря. Пришла, Светлана Арслановна меня посмотрела, поговорили о возможных осложнениях, отправила меня догуливать домой.

22 октября отошла пробка, ну, думаю, все, пора. Игорь ведь в такой же ситуации через сутки родился. Папа повез в родильное. Светлана Арслановна сказала, что еще рано, но оставила в гинекологии. С Пашкой договорились, что приедет из Москвы сразу после рабочей встречи. На всякий случай)

Папа принес мне ноутбук, планшет, альбом, карандаши. Весь день просидела в палате, рисовала и болтала с девчонками. У меня было сделано где-то 9 страниц из 12 для новогоднего календаря. Рисовала «октябрь». Легла часа в 2 ночи.

Проснулась в 4 часа. Темно. Включенный ноут. Вдруг чувствую- воды отходят. Ну все, думаю, пора). Начала собирать вещи, рисунки упаковывать, файл сохранила. Пошла звать дежурного врача. Перевели меня в родильный бокс. Дежурная акушерка оказалась та, с которой у меня был заключен контракт. Говорит - не звони мужу, рано еще. Я, конечно, позвонила. Муж подъехал одновременно с врачом.

Во время схваток Пашка меня смешил и прикалывался. Акушерка мне рассказывала про дачу и уговаривала терпеть без обезболивания. Зачем малышу лишняя химия? Да, я могу потерпеть. И вот когда терпеть сил уже не было и я уговаривала всех вколоть мне «хоть что-нибудь», акушерка сказала, что осталось всего несколько схваток. Позвала врача. Пашка говорит, что в тот момент испугался, что его выставят за дверь. И вот оно произошло. Тимурка выскользнул из меня и его положили мне на живот.

Я боялась смотреть на малыша. Обычный он или нет? Здоровенький или нет? Попросила врача посмотреть, что там с синдромом.

- Нет у него никакого синдрома! - Я посмотрела на Пашку. Он улыбнулся и тихо сказал:

- Есть.

- Точно?

- Точно. - И еще раз спокойно улыбнулся.

Малыш, зажмурившись, чмокал у меня на груди. Такой маленький, такой сморщенный. Что там можно разглядеть?

- Ты уверен? – я попыталась найти признаки: большой пальчик, необычные глазки.

- Да.

Через два часа Тимурку забрал неонатолог, его осмотрели. С врачом уже разговаривал Паша. Все остальное вспоминается с трудом: началась обычная рутина и совсем новая жизнь.

Жить надо сегодня, а подумать об этом можно и завтра.